Не у всякого артиста есть роль, которая бы стала символом. Народная артистка РС(Я) Валентина Николаева такую роль сыграла – представ в образе Ньырбакаан, прародительницы трёх родов в одноимённом спектакле Юрия Макарова, она и не предполагала, что отныне её и её троих «сыновей» будут приглашать в этом качестве на все ысыахи, все мероприятия.

В начале начал

Эта роль для неё – как миссия. Да и её творческая жизнь – миссия. Всю жизнь она верна Нюрбинскому государственному драматическому передвижному театру. И начинала в передвижном театре, только в Верхневилюйском.

Родная семья была далека от искусства: родители, закончив в своё время Якутскую фельдшерско-акушерскую школу, работали то в одном районе, то в другом, а ведь два переезда равны, как известно, одному пожару. Валина мать такой нагрузки и не выдержала – умерла, когда дочке было два года.

Осиротевшую девочку забрала к себе бабушка, а когда отец женился вторично, попробовал взять в свою семью, но в итоге Валя перебралась на жительство к тёте в Верхневилюйск.

А там в 1957 году открылся передвижной театр, где режиссёром был выпускник ГИТИСа Георгий Алексеев, среди актёрского состава были народный любимец Христофор Максимов, один из первых якутских киноактёров Спартак Федотов, а его тёзка и коллега по цеху Спартак Слепцов организовал в школе, где училась Валя, драмкружок. Народ туда буквально повалил: записался каждый второй ученик. Сразу же взялись за Джанни нашего Родари, поставив «Чиполлино». Вале досталась роль графини Вишни.

В роли графини Вишни в спектакле школьного драмкружка «Чиполлино».

А после десятого класса она пришла в Верхневилюйский театр артисткой вспомогательного состава. Первые выходы в массовке, первые гастроли… Но она понимала: надо учиться. Только вот где? «Сейчас никуда нет набора», – огорошили её, но Валя не теряла надежды.

Летом, когда они поехали на гастроли по ысыахам, в Нюрбе её догнала телеграмма от директора театра Андриана Слепцова о наборе в Щепкинское училище. Абитуриентку спешно посадили на самолёт и отправили в Якутск на прослушивание, но скоро сказка сказывается: «малая авиация», добравшись до Вилюйска, застряла там на три дня, и все три дня Валя умывалась слезами, думая, что безнадежно опоздала.

Пусть сильнее грянет буря

Но опасения, к счастью, были напрасны. И задания на прослушиваниях оказались не такими уж сложными: закричать «пожар!», убежать от нападающих бандитов, а она-то уже год на сцену выходила, опыта какого-никакого набралась.

Потом была Москва. Супруга их учителя Владимира Константиновича Смирнова Галина Петровна сама возила их в Коломенское, Архангельское, Останкино, водила по музеям, приобщая к мировой культуре.

Когда началась учёба, у них ни минуты свободного времени не оставалось. К тому же их в порядке практики «раскидали» по цехам и мастерским Малого театра: кого в парикмахерско-постижерный, кого в гримёрный, кого в сценрабочие. Валя попала в шумовой цех, который возглавлял Николай Иванович Лепик-Немировский.

Грозу в «Грозе» они изображали с помощью огромных барабанов: сначала выбивали колотушками приближающийся рокот, а потом, в самый кульминационный момент, со всей мочи били по натянутой коже – «пусть сильнее грянет буря!». Если зрители в этом месте разражались аплодисментами, Лепик-Немировский расцветал, если же зал молчал, не было на свете человека несчастнее, чем Николай Иванович.

А однажды, когда Валя должна была устроить завывание ветра перед выходом Евгения Матвеева, который тогда уже прогремел на всю страну своими ролями в «Поднятой целине», «Воскресении» и «Родной крови», сам Матвеев в шутку перекрутил ручку её ветровой установки до упора: «Когда я выхожу, не ветер должен быть, а ураган», – и пошёл себе на сцену. Валя в ужасе ждала неминуемого, как ей казалось, наказания, но всё обошлось.

На первом курсе Щепкинского училища. Гастроли по Амгинскому району.

На втором курсе до Вали дошла грустная для неё весть о закрытии Верхневилюйского театра – она-то планировала туда вернуться после учёбы. Но долго печалиться не было времени: выйдя замуж за однокурсника Петю Николаева, родила дочку. В этом плане у них с однокурсницами всё было синхронно: у Зои Багынановой родился Гена, у Маши Николаевой – Сардаана, у Александры Аргуновой (впоследствии известной как Кюерэгэй) – Кюннэй. И весь их «детский сад» в полном составе переехал, как тогда практиковалось у студентов, в подмосковный Дом малютки, куда юные мамочки ездили по выходным, а иногда удавалось вырваться и в будни, чтобы увидеть своего ребёнка через окно.

«Не ищите лёгких путей»

«Молодая гвардия». Уля Громова — Валентина Николаева.

Так пролетели годы студенчества. Ближе к окончанию училища стало известно, что их курс отправят в Нюрбу – открывать там государственный передвижной театр.

Туда со своими студентами приехали из Москвы Михаил Николаевич Гладков и Владимир Константинович Смирнов, подготовили репертуар, довели до совершенства дипломные спектакли. И учили: «Не ищите в жизни лёгких путей». Служение искусству предполагает стойкость. «Тополек мой в красной косынке» (Ч.Айтматов). Асель — Валентина Николаева.

Сразу же начались гастроли. Выезжали на чём получится: дадут трактор – на тракторе, дадут грузовик – на грузовике. А клубы везде были битком. В дипломном спектакле по Чингизу Айтматову «Тополек мой в красной косынке» Валентина играла Асель – такой и запомнилась она первым зрителям.

«Нэркэс» (И.Юмагулов). Нэркэс — Валентина Николаева.

Потом пошли другие роли: её первый режиссер Спартак Иванович Слепцов (тот самый, задействовавший её в роли графини Вишни в школьном драмкружке) доверял ей главные роли в своих постановках. Она переиграла у него всю классику – зарубежную и отечественную: Дездемона в «Отелло» Шекспира, Луиза в «Коварстве и любви» Шиллера, красавица Нэркэс в одноименной драме башкирского драматурга Юмагулова… Для режиссёра Слепцова актриса Валентина Николаева однозначно была героиней.

А когда в театр пришёл молодой режиссёр Юрий Макаров, она, классическая актриса и зрелая личность, начала новый этап в своём творчестве. Новый этап, новая волна…

Но и трудностей хватало. Холодные автобусы, разбитые дороги – а две трети сезона театр проводил на гастролях. Доберёшься до места – еле-еле душа в теле, и чуть не сразу надо выходить и играть. По сюжету – знойное лето, порхаешь в открытых нарядах, а в клубе стены покрыты инеем.

Сейчас, оглядываясь назад, приходится только удивляться: как выдерживали, как семьи сохранили, как детей вырастили? А тогда главный вопрос, проблема из проблем: на кого оставить ребёнка? Весной и летом ещё с собой можно взять, а в холода?Они были вместе в жизни и на сцене. Валентина Николаева (Дездемона) и Петр Николаев (Яго) в спектакле «Отелло».

Пётр Прокопьевич, супруг Валентины Пантелеймоновны, как жил, так и умер – перед самым выездом в Якутск на Дни Нюрбинского театра. Было это в 2001 году.

«Как учили нас»

Сейчас из тех, кто открывал в Нюрбе театр в 1966-м, осталась она одна. – Все ушли. Кто из жизни, кто в другие театры. Но из театра – не ушёл никто. Вся жизнь отдана искусству, как и учили нас наши учителя, Михаил Николаевич и Владимир Константинович. Они этот театр организовали и оставили нам. Доверили. И каждой своей ролью я отдавала им долг. Такое у меня ощущение, – говорит Валентина Пантелеймоновна.

9 марта на сцене Нюрбинского театра должна состояться премьера спектакля Алгыса Макарова «Дальше – тишина», где главные роли сыграют Валентина Николаева и Борис Борисов.

– 56-й сезон работает театр, а своего здания у нас никогда не было, и я с нетерпением жду, когда же мы переступим порог своего нового театра. Дни считаю, и не я одна. Мы все этого ждём – весь коллектив и, конечно, наши зрители. А тем временем в Москве, в Щепкинском училище, альма-матер своей бабушки, учится старшая внучка Валентины Пантелеймоновны – Алёна.

– Я и не думала, что она выберет именно этот путь. Ни одна из наших дочерей актрисой не стала. Старшая закончила биолого-географический факультет ЯГУ, работала бактериологом производственно-санитарной лаборатории Нюрбинского ГОКа, сейчас на пенсии. Младшая после дошкольного отделения пединститута ЯГУ заочно закончила экономический факультет

ЯГСХА, работает в Якутске, на «Водоканале». А Алёну в детстве часто ко мне отправляли, она и на гастроли со мной ездила. И всё равно я не думала, что она захочет стать артисткой. Когда внучка сказала, что будет сдавать экзамены в Щепкинское, у меня даже сердце защемило. Потом подумала: поступит так поступит, нет так нет. А она поступила. Учится сейчас, советов не спрашивает. Что ж, у неё своя судьба. Да и я своей судьбой довольна и другой не желаю.

Кюннэй Еремеева

Источник © Yakutia-Daily.ru Ссылка: https://yakutia-daily.ru/narodnaya-artistka-rsya-valentina-nikolaeva-o-rabote-v-malom-teatre-vernosti-rodnoj-sczene-i-sudbe/